Растормаживающие препараты

Антипсихотические препараты

Антипсихотические препараты, или антипсихотики, — психотропные препараты, предназначенные в основном для лечения психотических расстройств; их традиционное название — нейролептики.

До открытия нейролептиков при купировании психозов применялись в основном препараты растительного происхождения (красавка, белена, опиаты), бромиды, внутривенное введение кальция и наркотический сон. В конце 40-х годов XX века при терапии психозов стали использоваться соли лития и антигистаминные средства. Кроме того, применялись инсулинокоматозная и электросудорожная терапия, а также психохирургия (лоботомия).

Самым первым антипсихотиком явился хлорпромазин (аминазин), который синтезировался как антигистаминный препарат в 1950; его эффективность была обнаружена в 1952 году при проведении предварительных испытаний. Аминазин вышел на рынок и широко применялся с 1953 года для усиления наркоза и как успокаивающее средство, в том числе при шизофрении. В качестве нейролептического препарата применялся также алкалоид резерпин, который затем уступил место более эффективным препаратам в связи с его относительно низкой антипсихотической активностью. В 1958 году появились другие антипсихотики первого поколения: галоперидол, трифлуоперазин (трифтазин), тиопроперазин (мажептил) и др.

Термин «нейролептики» (др.-греч. ?????? — нерв, нервная система; др.-греч. ???? — удержание) часто используют как название антипсихотических препаратов первого поколения — так называемых типичных (классических) антипсихотиков. Предложен был термин «нейролептики» в 1967 году, когда разрабатывалась классификация первых психотропных средств, и относился главным образом к препаратам, которые не только имеют выраженное антипсихотическое действие, но и способны часто вызывать характерную для них неврологические (экстрапирамидные) расстройства — нейролептический паркинсонизм, акатизию, дистонические реакции и др. В особенности часто эти побочные эффекты развиваются на фоне приёма таких антипсихотических средств, как галоперидол, аминазин и трифтазин, и нередко сопровождаются психическими побочными действиями: депрессия, выраженный страх и тревога, эмоциональная индифферентность.

Первоначально даже считалось, что развитие антипсихотического эффекта невозможно без появления экстрапирамидных расстройств и что терапевтический эффект можно соотносить и замерять по выраженности этих неврологических побочных действий. Однако впоследствии появились препараты нового ряда: клозапин, рисперидон, оланзапин, кветиапин, амисульприд, зипразидон, арипипразол и др., — которые вызывают характерные для типичных нейролептиков побочные действия (прежде всего в неврологической сфере) значительно реже. Появление этих препаратов, называемых атипичными антипсихотиками (атипичными нейролептиками), поставило под сомнение сам термин «нейролептик» в его прежнем понимании. Вместо этого термина в отношении данных препаратов часто употребляется термин «антипсихотики».

Ранее нейролептики назывались также «большими транквилизаторами» (major tranquilizers), или «атарактиками» (ataractics), по причине вызываемого ими выраженного седативного, снотворного и транквилизирующе-противотревожного эффекта и специфического состояния безразличия к внешним стимулам («атараксии»). Это название вышло из употребления, поскольку седативным и снотворным эффектом обладают не все нейролептики, а некоторые из них, напротив, даже обладают активирующим, растормаживающим и энергизирующим действием, особенно заметным в малых дозах.

В 1968 году появился клозапин, родоначальник группы атипичных нейролептиков, практически не вызывающий экстрапирамидных побочных эффектов, а в конце 1980-х — начале 1990-х годов другие атипичные антипсихотики. Однако после того, как в 1970-х годах в Финляндии умерло 8 из 16 пациентов, у которых при приёме клозапина развился агранулоцитоз, данный препарат был удалён с американского рынка, хотя продолжал использоваться в других странах. В 1990 году поступил в повторную продажу в США, поскольку было выяснено, что он эффективен при шизофренических психозах, резистентных к терапии, и менее склонен вызывать характерные для других антипсихотиков побочные действия.

В соответствии с последними данными, разделение антипсихотиков на типичные и атипичные, основывающееся на их фармакологическом действии, возможно, стоит пересмотреть, так как атипичные нейролептики в значительной мере различаются по принципу действия, эффективности и побочным эффектам.

Основным свойством антипсихотиков является способность эффективно влиять на продуктивную симптоматику (бред, галлюцинации и псевдогаллюцинации, иллюзии, нарушения мышления, расстройства поведения, психотические возбуждение и агрессивность, мания). Помимо этого, антипсихотики (в особенности атипичные) часто назначаются для лечения депрессивной и/или негативной (дефицитарной) симптоматики (апато-абулии, эмоционального уплощения, аутизма, десоциализации и др.). Тем не менее, в некоторых источниках высказывается сомнение по поводу способности этих средств влиять на дефицитарную симптоматику изолированно от продуктивной: исследований по эффективности атипичных антипсихотиков относительно преобладающей негативной симптоматики выполнено не было. Предполагается, что они устраняют лишь так называемую вторичную негативную симптоматику благодаря редукции бреда и галлюцинаций у психотических больных, редукции лекарственного паркинсонизма при переводе с типичного нейролептика на атипичный или редукции депрессивной симптоматики.

Атипичные антипсихотики широко применяются в том числе и при биполярном аффективном расстройстве.

По указанию Американской психиатрической ассоциации, антипсихотики не следует использовать в качестве препаратов первого выбора для лечения поведенческих и психологических симптомов деменции. Также не следует назначать антипсихотики в качестве препаратов первого выбора при бессоннице. Как правило, два или более антипсихотических средств не должны назначаться при тех или иных расстройствах одновременно (за исключением случаев трёх неудачных попыток монотерапии, а также случаев, когда второй препарат назначается на фоне постепенного снижения дозировки первого).

Недопустимо одновременное назначение двух нейролептиков с преимущественно антипсихотическим эффектом (например, галоперидол + трифлуоперазин или галоперидол + мажептил) либо двух препаратов с седативным эффектом (например, хлорпромазин + тизерцин или тизерцин + хлорпротиксен). Одновременно три и более нейролептика не следует применять ни при каких обстоятельствах. Атипичные и типичные нейролептики не следует назначать одновременно, за исключением коротких периодов смены лечения.

Все известные сегодня антипсихотики обладают общим механизмом антипсихотического действия, так как снижают передачу нервных импульсов в тех системах мозга, где передатчиком нервных импульсов является дофамин:

Снижение передачи импульсов в дофаминовых нейронах триггерной зоны и рвотного центра обеспечивает противорвотное действие, свойственное многим антипсихотикам.

Для всех современных антипсихотиков характерен феномен так называемого «антипсихотического порога», ниже которого антипсихотическое действие не реализуется и проявляются лишь неспецифические эффекты — снотворный, седативный и противотревожный либо же, напротив, активирующий и растормаживающий, а также противорвотный. Для антипсихотического действия необходима блокада дофаминергической активности не менее чем на 65% (в первую очередь рецепторов D2-типа); повышение пролактина возникает при блокаде 72% и более рецепторов; экстрапирамидные расстройства — при блокаде 78% и более. По другим данным, эти показатели составляют 60—65%, 75% и 80% соответственно. Получающийся диапазон (блокада 60—80% дофаминовых рецепторов) составляет так называемое «терапевтическое окно», позволяющее, с одной стороны, добиться терапевтического эффекта, с другой — избежать гиперпролактинемии и экстрапирамидных расстройств.

Группа типичных антипсихотиков воздействует прежде всего на дофаминовые рецепторы; группа атипичных влияет на метаболизм дофамина в меньшей степени, в большей — на метаболизм серотонина и других нейротрансмиттеров; соответственно, они реже вызывают экстрапирамидные расстройства, гиперпролактинемию, нейролептическую депрессию, а также негативную симптоматику и нейрокогнитивный дефицит.

С блокадой ацетилхолиновых рецепторов связаны антихолинергические побочные эффекты некоторых антипсихотиков: возможность когнитивных нарушений, сухость во рту, запоры, задержка мочи, тахикардия, расстройства терморегуляции, нарушение аккомодации, повышение внутриглазного давления, увеличение частоты сердечных сокращений. Возможно развитие сонливости, спутанности сознания. Нейролептики, обладающие антихолинергической активностью, реже вызывают экстрапирамидные расстройства, так как дофаминергическая и холинергическая системы находятся в антагонистических отношениях: блокада мускариновых ацетилхолиновых рецепторов I типа (М1-холинорецепторы) приводит к активизации дофаминергической передачи.

Блокада 5-HT рецепторов обуславливает антидепрессивный и анксиолитический (противотревожный) эффект некоторых нейролептиков; блокада 5-HT — предотвращение экстрапирамидных расстройств и снижение негативных симптомов.

В серии многочисленных публикаций западных исследователей доказана связь между назначением антипсихотиков (как старых, типичных, так и новых, атипичных) и внезапной сердечной смертью. Другими авторами отмечается, что значительный риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, риск инфаркта миокарда и инсульта при приёме антипсихотиков объясняется, в частности, их влиянием на липидный обмен при высокой лекарственной нагрузке. Дислипидемия и резкое повышение массы тела при приёме антипсихотиков могут провоцировать также возникновение сахарного диабета 2-го типа.

Особенно высок риск сердечно-сосудистых нарушений у пациентов, получающих комбинированную терапию типичными и атипичными нейролептиками. Атипичные антипсихотики с большей вероятностью могут вызывать инсульт и сахарный диабет, чем типичные, и вызывают бо?льшую прибавку массы тела по сравнению с галоперидолом. При длительном приёме типичных нейролептиков группы фенотиазинов (аминазина, трифтазина, тизерцина, тиоридазина и др.) возможно развитие хронического гипотензивного состояния, приводящего к постоянной ишемии миокарда.

Типичные нейролептики снижают порог судорожной готовности, способны приводить к развитию эпилептических припадков. Возможны кожные аллергические реакции, фотосенсибилизация.

Многие антипсихотики (прежде всего производные фенотиазина) оказывают гепатотоксическое действие, вплоть до развития холестатической желтухи, обусловленное комплексным (физико-химическим, аутоиммунным и прямым токсическим) воздействием на печень, что в ряде случаев может трансформироваться в хроническое поражение печени с нарушением ферментного метаболизма по типу «poor metabolizing» — «бедного» метаболизма.

У пожилых людей антипсихотики вызывают возрастание риска пневмонии на 60%.

На основании данных, полученных из открытых исследований, предполагалось, что атипичные антипсихотики эффективнее типичных в терапии нейрокогнитивной недостаточности. Но убедительных доказательств влияния атипичных антипсихотиков на нейрокогнитивные нарушения не существует, многие из проведенных исследований обнаруживают методологическую слабость (по данным P.D. Harvey, R.S. Keefe). В двухлетнем двойном слепом РКИ, построенном с учётом предшествующих методологических ошибок, M.F. Green и соавт. сравнивали эффекты галоперидола в низких дозах и рисперидона; не было обнаружено значимых различий в показателях, отражающих функциональное состояние вербальной памяти. В двойном слепом РКИ, проведенном R.S. Keefe и соавт., было показано, что терапия галоперидолом в низких дозах и оланзапином положительно влияла на нейрокогнитивные показатели, но значительных различий между препаратами обнаружено не было.

Как указывают некоторые обозреватели, положительный когнитивный эффект, приписываемый лишь новым лекарствам, отмечался в небольших исследованиях, спонсируемых корпорациями. Крупное изучение когнитивного эффекта в рамках независимого исследования CATIE показало, что и перфеназин, и новые средства дают одинаковый и небольшой эффект в ослаблении когнитивного дефицита. А в исследовании 2007 года было показано, что улучшенные показатели могут возникать из-за приспособления пациентов к повторяющимся тестам, представляя собой эффект обучения (англ. practice effect ).

Вопрос о воздействии антипсихотиков 1 и 2 поколения на когнитивную сферу остаётся спорным; для создания адекватных методов измерения когнитивных показателей при шизофрении и согласованного поиска терапевтических методов Университетом Калифорнии совместно с NIMH создан проект MATRICS (англ. Measurement and Treatment Research to Improve Cognition in Schizophrenia , «Исследования методов измерения и терапии для улучшения когнитивной сферы при шизофрении»).

Среди типичных антипсихотиков выделяют:

  1. Седативные (непосредственно после приема оказывающие затормаживающий эффект): левомепромазин, хлорпромазин, промазин, хлорпротиксен, алимемазин, перициазин и др.
  2. Инцизивные, то есть с мощным глобальным антипсихотическим действием: галоперидол, зуклопентиксол, пипотиазин, тиопроперазин, трифлуоперазин, флуфеназин.
  3. Дезингибирующие, то есть обладающие растормаживающим, активирующим действием: сульпирид, карбидин и др.

Согласно другой классификации, можно выделить:

    Фенотиазины и другие трициклические производные:

  • с простой алифатической связью (хлорпромазин, левомепромазин, промазин, алимемазин), обладают свойством мощно блокировать адренорецепторы и ацетилхолиновые рецепторы, выраженным седативным и умеренным антихолинергическим действием и умеренной способностью вызывать экстрапирамидные расстройства;
  • с пиперидиновым ядром (перициазин, пипотиазин, тиоридазин), обладают средним антипсихотическим действием, умеренно или слабо выраженными экстрапирамидными и нейроэндокринными побочными эффектами, выраженным антихолинергическим действием и умеренным седативным;
  • с пиперазиновым ядром (трифлуоперазин, френолон, тиопроперазин, перфеназин, прохлорперазин, флуфеназин), сильно блокируют дофаминовые рецепторы, слабо — адренорецепторы и ацетилхолиновые; слабо выраженное седативное и антихолинергическое действие, сильно выраженная способность вызывать экстрапирамидные побочные эффекты.
  • Производные тиоксантена (зуклопентиксол, флупентиксол, хлорпротиксен), действие которых примерно аналогично фенотиазинам с пиперидиновым ядром.
  • Замещённые бензамиды (амисульприд, сульпирид, сультоприд, тиаприд), действие примерно аналогично фенотиазинам с пиперидиновым ядром.
  • Производные бутирофенона (бенперидол, галоперидол, дроперидол, трифлуперидол), действие примерно аналогично фенотиазинам с пиперазиновым ядром.
  • Производные дибензодиазепина (кветиапин, клозапин, оланзапин).
  • Производные бензизоксазола (рисперидон).
  • Производные бензизотиазолилпиперазина (зипразидон).
  • Производные индола (дикарбин, сертиндол).
  • Производные пиперазинилхинолинона (арипипразол).
  • К нейролептикам-пролонгам (антипсихотикам пролонгированного действия) относятся флуфеназин деканоат (модитен-депо), флупентиксол деканоат (флюанксол-депо), зуклопентиксола деканоат (клопиксол-депо), зуклопентиксола ацетат (клопиксол-акуфаз), галоперидол деканоат, рисперидон Конста (Рисполепт Конста), пипортил L4.

    Преимущества нейролептиков-пролонгов: более стабильная концентрация препаратов в крови и более удобный лекарственный режим; возможность контролируемого лечения у пациентов с отсутствием комплайенса; более низкая стоимость; лучшая переносимость у пациентов с желудочно-кишечными заболеваниями; возможность применения более низких доз корректоров; отсутствие синдрома отмены.

    Недостатки нейролептиков-пролонгов: необходимость применения корректоров по той причине, что большинство пролонгов относятся к группе типичных нейролептиков; возможность инвалидизации при длительном приёме типичных нейролептиков; узость спектра действия (не снимают негативную симптоматику); невозможность быстрого купирования ярко выраженных побочных эффектов при непереносимости препарата; трудности расчёта доз и манёвра дозировками; ограниченность выбора антипсихотика; длительное ожидание при явной неэффективности препарата, которое должно позволить избежать сочетания различных нейролептиков; необходимость тщательного контроля за временем последней инъекции препарата.

    Эффекты при взаимодействии с отдельными классами лекарственных средств:

    Источник:
    Антипсихотические препараты
    Антипсихотические препараты , или антипсихотики , — психотропные препараты, предназначенные в основном для лечения психотических расстройств; их традиционное название — нейролептики . До
    http://medviki.com/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%8B

    Классификация психотропных средств (продолжение

    Систематика нейролептиков и клиническая характеристика препаратов

    С учетом преобладающих лечебных эффектов, различают 4 группы нейролептиков:

    • нейролептики с преимущественно седативным действием;
    • атипичные нейролептики;
    • нейролептики с преобладанием антипсихотических свойств;
    • нейролептики-корректоры поведения.

    Нейролептики с преимущественно седативным действием

    Препараты этой группы обладают выраженными общеуспокаивающими, затормаживающими, противотревожными, снотворными, миорелаксирующими свойствами при меньшей антибредовой и антигаллюцинаторной активности.

    Хлорпромазин (аминазин) — один из наиболее мощных нейролептиков-седатиков. Обладает общим антипсихотическим действием. Используется в виде внутримышечных инъекций при различных вариантах речедвигательного возбуждения, острых галлюцинаторно-бредовых психозах, при тревоге с ажитацией, аффективной напряженности, злобности, агрессивности, тяжелых расстройствах сна у психотических больных. У больных с двигательной расторможенностью, менее глубокой тревогой, возбудимостью применяется в таблетированной форме. Обнаруживает выраженное гипотензивное действие. Иногда вызывает депрессию.

    Суточная доза — 300-600 мг.

    Левомепромазин (тизерцин) по спектру клинических эффектов и активности близок к аминазину. В отличие от аминазина, не вызывает депрессии. Показания к применению такие же, как у аминазина. Имеет инъекционную форму.

    Суточная доза — 75-200 мг.

    Сультоприд (топрал) применяется для купирования маниакального и других видов возбуждения, острых галлюцинаторно-бредовых психозов, интенсивной тревоги, агрессивного поведения. Выпускается в виде таблеток и раствора для инъекций.

    Суточная доза — 400-1200 мг.

    Клозапин (азалептин) сочетает выраженные седативные и антипсихотические свойства. Показан при острых и особенно при хронических галлюцинаторно-бредовых психозах. Почти не вызывает неврологических побочных эффектов, но соматически переносится хуже большинства других нейролептиков. Самое опасное осложнение — агранулоцитоз. Имеет таблетированную и инъекционную формы выпуска.

    Суточная доза — 100-600 мг.

    Хлорпротиксен (труксал) сочетает умеренный седативный и некото¬рый антипсихотический эффекты. Применяется при алкогольном де¬лирии, аффективном напряжении, тревоге, двигательном беспокойст¬ве, расстройствах поведения. Обладает выраженным противорвотным действием. Имеет инъекционную форму.

    Суточная доза — 50-200 мг.

    Промазан (пропазин) по клиническим эффектам сходен с аминазином, но менее активен./Вместе с тем лучше переносится, лишен депрессогенных свойств. В инъекционной форме используется при речедвигательном возбуждении, спутанности у соматически ослабленных больных и лиц позднего возраста. Суточная доза — 100-600 мг.

    Кветиапин (сероквель) — суточная доза 300-450 мг.

    Зчпразидон (зелдокс) — суточная доза 40-120 мг.

    Амисулышрид (солиан) — суточная доза 200-800 мг.

    Кветиапин, зипразидон и амисульпирид обладают всеми свойствами атипичных нейролептиков. Все они способствуют редукции бреда и галлюцинаций, относительно редко вызывают неврологические побочные эффекты, положительно влияют на негативную симптоматику и когнитивные функции.

    Клозапин и сульпирид также относят к атипичным нейролептикам, учитывая их клинические и побочные действия.

    Нейролептики с преимущественно антипсихотическим действием

    Эта группа нейролептиков устраняет продуктивную психотическую симптоматику. Некоторые из препаратов сочетают выраженные антипсихотический и седативный эффекты. Другие обладают активирующим, растормаживающим действием.

    Голоперидол относится к широко применяемым нейролептикам. Сочетает выраженные антипсихотические и седативные свойства. Используется в лечении как острых и хронических галлюцинаторно-бредовых расстройств, так и маниакального и других видов психомоторного возбуждения. Выпускается в таблетках, каплях и растворе для инъекций.

    Суточная доза — 10-60 мг.

    Есть пролонгированная форма препарата — галоперидол-деканоат. Вводится в/м один раз в 2-4 нед.

    Трифлуоперазин (трифтазин) по влиянию на бред и галлюцинации несколько уступает галоперидолу. В малых дозах обнаруживает некоторый активирующий эффект, используемый при неглубоких вялоапатических состояниях у больных шизофренией. Формы выпуска: таблетки и раствор для инъекций.

    Суточная доза — 30-80 мг.

    Рисперидон (рисполепт) обладает противобредовым, антигаллюцинаторным, антикататоническим эффектами. Один из немногих препаратов, оказывающих положительное влияние на негативные расстройства (снижение активности, эмоциональное обеднение, проявления аутизма) у больных шизофренией. Редко вызывает побочные неврологические эффекты.

    Источник:
    Классификация психотропных средств (продолжение
    Классификация психотропных средств
    http://www.eurolab.ua/mental-health/3726/3737/30904/?page=2

    О лекарствах от депрессии, суицидах и исцелении от недуга

    О лекарствах от депрессии, суицидах и исцелении от недуга

    У большинства людей слова «суицид» и «депрессия» практически синонимы. Для врачей это не совсем так. И попробуем рассмотреть две стороны этой проблемы.

    Для начала поучимся психиатрии.

    В бесконечной проблеме депрессий есть одна вещь, в которой не сомневается ни один врач-психиатр – это изначальная, классическая триада симптомов. Депрессия, которую лечат в психиатрии, депрессия клиническая, в классическом (советском) образовании психиатра образовывалась из трёх главных компонентов:

    1. Мысленная заторможенность (идеаторная) – субъективное ощущение медленного течения мыслей.
    2. Моторная заторможенность (двигательная) ? снижение желания двигаться, медленный темп двигательной активности.
    3. Сниженный фон настроения. Не раз уже говорили о том, что сниженный фон настроения не просто, а обострённое и постоянное чувство собственной вины человека за какие-то события, за которые он, в общем-то, отвечать не в состоянии (например, развод родителей, смерть близкого, и т.д.). Не виноватить других, а винить себя за всё.

    Эта триада обозначается как эндогенная депрессия.

    Отдельно взятый пункт триады, как сниженный фон настроения не являлся депрессией. Или сниженное настроение – тоска, тревога, злость – тоже не депрессия. Только триада была показателем клинической депрессии.

    И вот что важно замечать: человек субъективно жалуется на снижение мыслительной деятельности, а клинически, при проведении тестов на внимание, память и мышление (стандартные исследования клинического (медицинского) психолога) показывают, что у человека когнитивные функции в пределах средних или выше средних показателей. Тогда мы уже не говорим о депрессии, а разбираемся с когнитивными конструкциями человека. Или жалобы на медлительность и нежелание двигаться, а человек приезжает на консультацию аккуратно выбритым, или женщины при шикарном маникюре, макияже и причёске, в чистой, аккуратно выглаженной одежде, и обувь перед приёмом тщательно протёрта. Это уже не депрессия!

    Или, например, молодой человек, которого одна мама воспитывала, потому что в детстве ушёл папа, и сейчас молодой человек сильно переживает, что у него не сложилась жизнь, т.к. другим родители покупают машины, квартиры, а у него этого ничего нет – это тоже не депрессия.

    Если в триаде нет одного компонента, то депрессией не считается. И был чёткий ряд исключений.

    Беда заключается в том, что все компоненты триады депрессии почему-то обычные люди разделяют и обязательным оставили один – сниженный фон настроения.

    Почему с этого надо начинать разговор о суицидах?

    Если вы задумаетесь, то увидите очень простую вещь: – суицид это действие. Действие, которое, чаще всего, происходит неожиданно для окружающих.

    Среди тех людей, которые официально стоят на учёте с диагнозом «Депрессия» или обращаются к частным психиатрам ? все эти люди, покончившие с собой – принимали антидепрессанты.

    Есть три простых компонента депрессии. Сейчас эти компоненты усложнили уже до бесконечности. Два из этих компонента – это заторможенность мыслительная и заторможенность двигательная – два из трёх компонентов. То есть две третьих, или шестьдесят шесть процентов симптомов. Это означает, что любой препарат, который будет разрабатываться, для того, чтобы лечить депрессию, в первую очередь будет направлен не столько на повышение настроения (как думается простым людям, считающим депрессию только сниженным настроением), а на расторможенность мышления и движения, ради повышения умственной и двигательной активности.

    Я пытаюсь объяснить, что исходя из простейшей логики ? давая растормаживающие препараты, мы повышаем риск резкого возрастания активности человека при сохраняющемся плохом настроении.

    Допустим, что, правда, что современные антидепрессанты (препараты, повышающие уровень биогенных аминов в мозге) действительно что-то повышают. Но это означает, что препарат пытается повысить именно уровень активности.

    Мы очень любим богатые словосочетания, типа «вещества удовольствия», «гормоны удовольствия», я имею в виду дофамин и серотонин. Во-первых, НИКТО не доказал, что это так. А во-вторых, это означает, что пытаясь повысить эти вещества, мы делаем следующую вещь – делаем так, что у человека нет реального повода, чтобы быть удовлетворённым жизнью, нет реальных радостей, а мы пытаемся заставить его чувствовать радость. Но антидепрессанты не действуют на настроение! Они направлены на увеличение умственной и двигательной активности!

    Тогда мы имеем состояние, которое в быту называется – ажитация. Что такое, состояние человека, находящегося на грани самоубийства или состояние человека, который совершает действие, направленное на самоубийство? Я не говорю о демонстративных суицидах подростков (в основе лежит не депрессия), я говорю об истинных суицидах взрослых.

    Наверное, каждый из нас хоть раз в жизни представлял себе уход из неё. Мы называем это аффектом. Когда некоторая волна непереносимых эмоций захватывает и начинает управлять поведением.

    У каждого из нас есть психический и физиологический механизм, который заставляет нас бояться смертельной опасности и этот механизм нас защищает. А взрыв эмоций должен быть сильнее этого механизма.

    Кто-то скажет, что некоторые долго готовятся к самоубийству, приходят к окончательным выводам, оставляют записки и т.д. Но тогда это не депрессия.

    Любой человек, проживая аффект, может думать об уходе из жизни, из-за…

    В какие-то критические ситуации (смерть близкого, потеря работы, уход партнёра, и прочее), и в некотором смысле «я давно думаю о смерти» ? это одно из описаний взрослого человека, пережившего в своей жизни различные кризисы. Эти мысли, пусть в незначительной степени, вообще человеку свойственны. Там есть две стороны.

    ? первая – умру, и тогда узнаете, что вы потеряли, что не ценили. И в некоторых ситуациях это важная мысль, просто в ней не принято признаваться. У нас вообще не принято говорить о себе.

    ? вторая ? тема моральной усталости. Когда человек говорит об уходе, лишь бы не переживать больше, он устал. И эту сторону очень хорошо знают в нашей стране. В 90-е годы огромное количество специалистов, оставшихся без работы, пережили нечто подобное. Когда то, чему ты посвящаешь свою жизнь, вдруг обрушивается, и ты становишься вообще не нужным. Потеря работы, своей профессиональной ценности, тебя не берут на работу т.к. вообще организации больше нет… Наступает исчерпание своей части жизни.

    Обсуждения на тему «ах, как вредно думать о самоубийстве», на самом деле приводит к моде кушать антидепрессанты, а это значит, что будет расти число самоубийств.

    Поясню, почему так. Некоторая форма депрессивной мысли существует у каждого человека, и она находится в вытесненном, сублимированном, бессознательном состоянии. А заторможенность появится тогда, когда человек блокирует сам себя, когда пытается пережить некоторую мысль. А если нас растормозить, добавив «гормоны радости» дофамин и серотонин ? они разблокируют всё. Что начнёт прорываться сквозь заторможенность? Что человек блокировал, то и полезет.

    Антидепрессанты (психотропные препараты) не направлены на лечение настроения. Они обладают лёгким «опьяняющим» действием. Когда человек в обычной своей жизни получает радость и удовлетворение, это тоже схоже с опьянением. Организм сам вырабатывает серотонин и дофамин независимо от наличия радостных событий. Но в момент радостного события образуется избыток этих веществ в крови. Механизм до сих пор не изучен. А все описания являются гипотезами.

    Если человек получает противотревожный препарат, то человеку всё равно, в кого стрелять и на кого идти с бейсбольной битой в драку. Противотревожный препарат тоже растормаживающий. А что конкретно? Обычно злость, аффективную ненависть ко всему миру.

    Не надо покупать лекарства. Можно получить тоже действие, выпив палёной водки. Количество продаж некачественного алкоголя и число самоубийств коррелирует прямо. И это не секретная информация. Одно из главных свойств сивушных масел ? растормаживать то, что в человеке блокируется сильнее всего.

    Прорыв блокированного состояния, ажитация – скорее относятся к экзогенно-органическим расстройствам, эпилептоидным расстройствам (учтите, что эпилепсии с пеной и припадком давно уже нет, она может проходить скрыто, в виде неожиданных панических атак, страхов выходить на улицу, мурашек по коже, ночными кошмарами, нарушениями поведения, и др.), чем к расстройствам эндогенного ряда. Почему? Потому что, у подавляющего большинства людей перед суицидом возникает острый параксизмально развивающийся аффект и это не эндогенное расстройство, это то, что возникает на почве имеющихся, диагностируемых в структуре мозга неврологических расстройств.

    Никак не превращается в статистику то, что у человека в депрессии увеличивается гемоглобин, изменяются показатели ЭЭГ. Мы просто находим это и всё.

    Если бы доктора как-то учитывали природу расстройств, и назначали бы противосудорожные препараты, то возможно, как профилактика суицида это бы имело смысл. Хотя, там тоже всё сложно. Например, больной получает бешеную дозу двух совершенно разных антидепрессантов, один утром, другой вечером, нейролептик с растормаживающими свойствами и ровно то из противосудорожных средств, которое тоже имеет растормаживающий и стимулирующий эффект. И думаю, что врач, который назначил всё это, хочет довести больного до самоубийства. А вся история с депрессией, в данном примере, началась на почве безнадёжной любви.

    Почва безнадёжной любви растит на себе бесконечное число нарушений настроения.

    Есть ещё вариант применения нейролептиков. Это антипсихотические препараты, которые усиливают моторную и мыслительную заторможенность. Тогда мы получаем готовые два компонента депрессии в «улучшенном» виде. То есть, на 66% депрессия усилится.

    «Нейролептики делают из человека дебила. Эффект подобен лоботомии. Человек становится мягким, покладистым и сломанным на всю жизнь».

    Я хочу обратить внимание на одну вещь – его со страшной силой пытаются затормозить, а он, вместо того, чтобы затормаживаться, начинает сопротивляться изо всех сил. Вместо того чтобы успокоиться на успокоительных препаратах, напряжение нарастает. Из человека начинает прорываться та самая аффективная злость, расторможенность, которая скрывалась где-то за моторной и мыслительной работой.

    Плюс ко всему, естественный гормональный фон человека нейролептики и антидепрессанты корёжат. Это для обывателя дофамин только для радости, а серотонин для дневной активности и состояния счастья. Знания биохимии никому не повредят. В 1935 году серотонин выделил фармаколог. Он взял слизистую желудочно-кишечного тракта и выделил вещество, которое сокращало гладкую мускулатуру и участвовало в процессе перистальтики. Что происходит с желудочно-кишечным трактом, когда человек принимает препараты обратного захвата серотонина? Правильно! Ест. Повышенная перистальтика кишечника и постоянный голод. Отсюда и увеличение массы тела на приёме препаратов.

    Серотонин находится во всех клетках организма и выполняет свои функции. Он необходим для работы и клеток крови. А вот хронически повышенный уровень серотонина приводит к шизофрении.

    Понимаете, что получается? За счёт внушённого фармацевтическими компаниями абсолютно неправильного понимания механизма депрессии, мы сами своими руками их обогащаем. Чем больше и разнообразнее антидепрессанты, и чем больше их пьют по поводу и без, тем выше число самоубийств. И чем больше мы говорим о подавленном настроении, как о депрессии, тем больше мы способствуем желанию «избавиться от депрессии».

    Что надо делать? Надо чтобы мы развели в разные стороны самоубийство и депрессию и поняли, что депрессию антидепрессантами вылечить невозможно. Согласно классической триаде депрессии. И второе, что нужно, поменьше говорить о ценности человеческой жизни. Нужно говорить о том, что человек управляет своими мыслями и поведением, а не мысли управляют человеком. Нам нужно учить детей думать, а в первую очередь учить думать самих себя. Если ребёнка научить в 2,5 года читать, это не показатель развития мышления (это вообще-то показатель отсутствия у ребёнка предметно-действенного мышления, которое должно быть в этом возрасте). Если у человека нарушено мышление, оно клиповое, с нарушениями логики, вот здесь возникает депрессия.

    Пример нарушения логики: в маршрутке едут бабушка с 6-летней внучкой. Внучка громко говорит: «Я хочу в бассейн или в аквапарк!». Бабушка поучительным тоном: «Нет! Мы туда не поедем. У соседей девочка сходила, вышла на холод и теперь болеет». Логично? Исходя из бабушкиной логики получается такая схема: если соседская девочка ходила в бассейн и заболела, то ВСЕ девочки после бассейна болеют.

    Иронизируя скажу так: если Иван Иванович дразнит собаку и лает, значит он собака. Или люди, которые лают ? собаки , или все Иваны Ивановичи собаки.

    Заметьте. Чтобы начаться депрессии надо думать о том, что ОДИН случай будет теперь ВСЕГДА, ВЕЧНО, У ВСЕХ или НИКОГДА.

    Если со мной не хочет встречаться Серёжа, значит, я НИКОМУ не нужна.

    Если у меня не получилось сделать идеально, значит, я НИКОГДА не смогу сделать.

    То есть от единичного случая сразу к глобальному.

    Но это уже я раскрываю книгу Александра Данилина «Пять шагов к преодолению депрессии». Книга всего лишь на 64 страницах. Но даёт чёткие шаги, КАК выйти из депрессии.

    На моём опыте – изменение мышления ведёт к исцелению. Никакие таблетки не решат то, что вытеснено, что психика пытается проработать, зависнув. Внутренний мир направляется на переработку чего-то неперевариваемого. От того и возникает заторможенность двигательная и мыслительная, а для текущей радости нет места. «Оперативная память» перегружена неправильным обобщением. А так как это обобщение не логично – виснет мышление.

    Те, кто любит «позитивное мышление» попадают в ловушку. Не существует позитивного или негативного мышления. Есть просто мышление. Деление на категории придумали, чтобы описать эмоциональный фон, который появляется при определённых мыслях. Однако, думая «плохие» мысли я же могу радоваться, или думая «хорошие» мысли, могу реветь навзрыд. Дело в мышлении и отношении к ситуации. Депрессия – это неправильная мысль, неправильный вывод, который делает человек во внешних или внутренних обстоятельствах.

    Расширение мышления происходит не только через изучение логики, наблюдение за своим поведением. Это ещё и умение видеть проживаемую ситуацию минимум с 8 точек зрения, а так же видеть себя в этой ситуации, своё поведение и ход мыслей. В идеале должно быть 12, 24 и более точек зрения на одно событие. Это называется «расширение сознания». И уж если выбрал человек, например, обиду, то это должно быть осознанным выбором, для чего-то.

    Не касалась я подростковой аутоагрессии. Это не депрессия и часто это даже не демонстративное поведение. Это тема совсем другая. Эмоций у подростков слишком много и заторможенность там особая. Я думаю сделать как-нибудь по этому поводу семинар.

    А взрослым что делать с депрессией? Чтобы не сойти с ума – должны творить.

    Источник:
    О лекарствах от депрессии, суицидах и исцелении от недуга
    У большинства людей слова суицид и депрессия практически синонимы. Для врачей это не совсем так. И попробуем рассмотреть две стороны этой проблемы. Для начала п …
    http://www.b17.ru/article/97359/

    Растормаживающие препараты

    I.
    Производные фенотиазина

    II.
    Производные бутирофенона

    Галоперидол (Галдол, Галофен, Транкодол).

    III.
    Производные тиоксантена

    Б. Атипичные.
    I.
    Производные дибензодиазепина

    II. Производные бензизоксазола.

    Рисперидон (Рисполепт).
    III. Производные дифенилбутилпиперидина.

    Левомепромазин, резер­пин и его аналоги, хлорпромазин, хлорпротиксен, клозапин

    Растормаживающие (дезингибирующие) нейролептики

    Психотропные средства оцениваются, прежде всего, по трем основным их характеристикам:

    I.
    Антипсихотическое действие – способность купировать сложные и тяжелые психотические синдромы (бредовые, галлюцинаторные и др.)

    Наиболее выражено это действие у пиперазновых производных фенотиазина и бутирофенона (кроме метофеназата и дроперидола)

    Менее выражено у алифатических производных фенотиазина (хлорпромазин, левомепромазин, промазин, алимемазин). А также у хлорпротиксена, тиоридазина и перициазина

    II.
    Изменение функции экстрапирамидной системы – способность провоцировать или подавлять гиперкинезы, другие экстрапирамидные нарушения.

    Все нейролептики кроме клозапина, но наиболее выраженное влияние на функцию экстрапирамидной системы оказывают пиперазновые производные фенотиазина (кроме метофеназата) и некоторые бутирофеноны – трифлуоперазин, галоперидол, тиопроперазин, а так же тиаприд

    Меньшим влиянием обладают алифатические производные фенотиазина – хлорпромазин, промазин, левомепромазин.

    III.
    Влияние на гипоталамо – гипофисную регуляцию эндокринной системы

    При этом могут развиваться ожиренье, задержка жидкости в организме, аменорея и другие изменения.

    Другие свойства нейролептиков:

    Седативное, снотворное действие – наиболее выраженное у алифатических производных фенотиазина – хлорпромазина, левомепромазина, промазина, более мягкое у алимемазина, а так же у хлорпротиксена, перициазина, диксиразина, клозапина, пипотиазина;
    Стимулирующее, активизирующее действие – у пиперазиновых производных фенотиазина и некоторых бутирофенонов в небольших дозах – метофеназата, трифлуоперазина, перфеназина, галоперидола, а так же тиоридазина, сульпирида;

    Нормализирующее поведение при психопатических нарушениях – у перициазина, в несколько меньшей степени — у тиоридазина, диксиразина;
    Антидепрессивное действие в некоторой степени – у перфеназина, метофеназата, сульпирида, левомепромазина, алимемазина, тиоридазина, хлорпротиксена;
    Транквилизирующее, антиневротическое действие значительно выражено при применении малых доз трифлуоперазина, галоперидола, клозапина, менее но достаточно сильно выражено – у тиоридазина, метофеназата, алимемазина, сульпирида;
    Вегетотропное, нормализирующее действие при вегетативных дисфункциях оказывает в небольших дозах метофеназат, алимемазин, тиоридазин, сульпирид;
    Гипотермическое действие – хлорпромазин, левомепромазин, дроперидол, перициазин;

    Аналгезирующее – левомепромазин;
    Антиаритмическое – дроперидол, хлорпромазин;
    Противорвотное действие – наиболее выражено у тиэтилперазина, сульпирида, хлорпромазина, перициазина, в меньшей степени – у левомепромазина, дроперидола, хлорпротиксена, промазина, метофеназата, алимемазина;
    Противоикотное – хлорпромазин, перфеназин;

    Антигистаминное – алимемазин, прометазин, несколько слабее у левомепромазина, хлорпромазина, метофеназата, хлорпротиксена;

    Цитопротективное на слизистую оболочку желудка и двенадцатиперстной кишки оказывает сульпирид.

    Нейролептики хорошо всасываются при приёме внутрь и быстро распределяются в тканях организма, легко проникают через ГЭБ; их высокие концентрации создаются в лёгких, печени и надпочечниках. Биодоступность нейролептиков варьирует от 60 до 80%.

    Сmax в крови производных фенотиазина и бутирофенона при пероральном приёме отмечают через 2-6 ч, а Т12 составляет 10-35 ч, у бензамидов ? 0,5?3 ч и 3?10 ч соответственно. Эти показатели у представителей нового поколения атипичных нейролептиков состав­ляют соответственно у клозапина ? 1,5?2,5 и 12 ч, у рисперидона ? 2 и 32 ч, у оланзапина ? 5-8 ч и 21?54 ч, у кветиапина ? 1,2-1,8 ч и 6 ч. С препаратов в крови достигается в среднем через неделю после начала лечения.

    Нейролептики связываются с белками плазмы на 85?99%. Боль­шинство препаратов легко проникает через плаценту (за исключени­ем тиоксантенов) и в небольших количествах ? в грудное молоко.

    Нейролептики метаболизируются в печени путём гидроксилирования, окисления или деметилирования и последующего конъюгирования с глюкуроновой кислотой. Многие нейролептики, особенно фенотиазиновые производные, образуют активные метаболиты. Боль­шинство нейролептиков метаболизируется системой цитохромов Р450 (в частности, галоперидол, перфеназин, флуфеназин, тиоридазин, левомепромазин, зуклопентиксол, флупентиксол и рисперидон ? изоферментом IID6, а клозапин и левомепромазин ? IA2), что нуж­но учитывать при сочетанном применении нейролептиков с другими ЛС, имеющими с ними общие пути метаболизма.

    Большинство нейролептиков выводится преимущественно в виде неактивных метаболитов почками, некоторые препараты (например, пипотиазин, хлорпротиксен, дроперидол, тиоридазин) экскретируются преимущественно с жёлчью.

    Основное показание – нервозы с нарушением поведения, в том числе у детей и лиц пожилого возраста.
    Применяются, главным образом, при тревожных нервозах с легко выраженным депрессивным синдромом.

    Премедикация перед наркозом, нейролептаналгезия (дроперидол).

    Кратковременное применение нейролептиков в небольших дозах, сопровождается побочными эффектами редко. Однако при повышении доз и длительном применении нейролептиков проявляются нежелательные эффекты, которые могут быть весьма значительными. Наиболее частыми являются нарушения, обусловленные основными свойствами нейролептиков: способностью изменять психический статус, активность экстрапирамидной системы и эндокринно-обменных процессов.

    Источник:
    Растормаживающие препараты
    Нейролептики и препараты лития
    http://www.smed.ru/guides/43209

    Растормаживающие препараты

    Применение нейролептиков с преимущественно стимулирующим действием.

    Применяя препараты этой группы, необходимо помнить, что они характеризуются относительно слабым антипсихотическим действием наряду с четко выраженным стимулирующим эффектом.

    Своеобразным действием в зависимости от используемой дозы обладает другой представитель данной группы — этаперазин (перфеназин). Важно знать, что выраженное стимулирующее действие этаперазина обнаруживается при назначении малых и средних доз, а при использовании больших доз обнаруживается и седативный эффект.

    В отношении клинических проявлений элективное действие этаперазина проявляется при наличии ступорозной и субступорозной симптоматики, а также при некоторых галлюцинаторно-бредовых состояниях, сопровождающихся депрессивными проявлениями. Следует помнить, что избирательным свойством этаперазин обладает и в отношении апато-абулического синдрома в рамках шизофренического дефекта. В этом случае этаперазин положительно влияет на вялость, аутизм, апатию, оживляет эмоциональные реакции и т.д. В этом сказывается его стимулирующий эффект и определенные антипсихотические свойства.

    Этаперазин рекомендуется применять при периодической (рекуррентной) шизофрении, когда депрессивная смптоматика сопрвождается галлюцинациями, явлениями психического автоматизма, бредом. При выраженной депрессии этаперазин целесообразно сочетать с антидепрессантами.

    Одним из наиболее заслуживающих внимания препаратов данной группы является френолон (метофназин), обладающий своеобразием клинического действия. Важно отметить, что в малых и средних дозах препарат обладает растормаживающим действием, которое сочетается в более высоких дозах с антипсихотическим и нейролептическим эффектом. Он оказывает заметное активизирующее влияние, сходное с описанным у этаперазина, на вялых, заторможенных апатичных больных. Уже с первых дней у них повышается настроение, появляется активность, обнаруживается хорошее самочувствие, чувство довольства, благодушие и даже эйфории.

    Вследствие своего выраженного стимулирующего влияния френолон рекомендуется применять при состояниях, протекающих с заторможенностью и, в первую очередь, ступорозных и субступорозных синдромах. Эффективен френолон и в тяжелых случаях люцидной кататонии с отказом от приема пищи.

    Отдельное место в данной группе нейролептических средств занимает тиаприд (тиапридаль, эквилиум), являющийся атипичным нейролептиком. В отличие от всех других нейролептиков этот препарат избирательно блокирует Д2-дофаминовые рецепторы, особенно находящиеся в состоянии гиперчувствительности. Уникальность действия данного препарата определяется сочетанием выраженного стимулирующего эффекта в малых и средних дозах с определенным транквилизирующим эффектом при назначении высоких доз. Стимулирующее действие тиаприда сходно с таковым у описанных выше препартов, и по клинической силе не уступает фторфеназину и френолону. Препарат характеризуется невыраженным общим антипсихотическим (обрывающим психоз) действием, однако имеет весьма широкий спектр «симптомов-мишеней».

    Проведение комбинированной общей анестезии с применением наркотического анальгетика просидола
    Проблема боли и анальгезии занимает одно из центральных мест в современной медицине и является предметом широкомасштабного мультидисциплинарного исследования (1, 2). В настоящее время эта проблема пережива .

    Сестринский процесс в отделении экстренной гинекологии
    В последнее время наблюдается неуклонный рост числа гинекологических заболеваний. Пренебрежение правилами гигиены, частые переохлаждения, аборты, и другие эндо- и экзогенные причины приводят к тому, что 90 % .

    Профилактика отравлений ядохимикатами, применяемых в сельском хозяйстве
    Общее признание получила гигиеническая классификация ядов, предложенная С.Д. Заугольниковым в 1967, в основу которой положена количественная оценка токсической опасности химических веществ на основе экспериме .

    Санитарно-микробиологические исследования и контроль в лечебно-профилактических учреждении за внутрибольничными инфекциями
    Внутрибольничные инфекции (синоним нозокомиальные инфекции) — инфекционные болезни, связанные с пребыванием, лечением, обследованием и обращением за медицинской помощью в лечебно-профилактическое учреждение. П .

    Источник:
    Растормаживающие препараты
    Применение нейролептиков с преимущественно стимулирующим действием. Применяя препараты этой группы, необходимо помнить, что они характеризуются относительно слабым антипсихотическим действием
    http://www.dailymedicine.ru/damegs-348-3.html

    Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина

    Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина

    В настоящее время для лечения депрессии, особенно в амбулаторной практике, используются относительно новые антидепрессанты — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), обладающие значительно меньшим количеством побочных эффектов, чем трициклические антидепрессанты, за счет избирательного влияния на обмен серотонина (избирательное торможение захвата 5-НТ).

    СИОЗС представлены такими препаратами как: флуоксетин (прозак), флувоксамин (феварин), сертралин (золофт, стимулотон, асентра), пароксетин (паксил, рексетин), ципрамил (циталопрам, ципралекс).

    В отличие от ТЦА, особенностью действия серотонинергических антидепрессантов является их селективное влияние на серотонинергическую систему, первоначально выявленное в лабораторных исследованиях (Wong D.,с соавт., 1974; Fuller R., с соавт., 1977). Эффективность терапии депрессии СИОЗС, составляет не менее 65% (Mulrow D., с соавт., 2000)

    Благодаря сродству этих препаратов и их активных метаболитов к серотониновым рецепторам происходит блокада обратного захвата серотонина на уровне пресинаптических окончаний, тем самым повышается концентрация медиатора в синаптической щели, что в свою очередь ведет к снижению синтеза и кругооборота серотонина (Stark Р., с соавт., 1985).

    Избирательное, но неспецифическое для определенного подтипа рецепторов (Stahl S., 1993) действие СИОЗС не всегда повышает эффективность лечения, особенно если речь идет о терапии пациентов, страдающих тяжелой депрессией (Anderson I., Tomenson B., 1994; Burce M., Prescorn S., 1995).

    Препараты группы СИОЗС имеют совершенно разную химическую структуру и отличаются друг от друга по фармакокинетическим параметрам, дозировкам и профилям побочных эффектов. Селективность подавления обратного захвата 5-НТ уменьшает количество побочных эффектов, улучшает переносимость и снижает частоту отказов от приема препаратов в сравнении с ТЦА (Anderson I., Tomenson T., 1994).

    Таблица Сравнительная характеристика СИОЗС по интенсивность эффекта антидепрессанта

    Препарат

    Интенсивность эффекта

    Пароксетин (рексетин, паксил)

    Сертралин (стимулотон, золофт)

    Ципрамил (ципралекс, циталопрам, целекса)

    Флуоксетин (прозак, флуксал)

    Примечание: +++— значительная интенсивность, ++— умеренная интенсивность , + — слабая выраженность эффекта.

    Необходимо подчеркнуть относительную безопасность СИОЗС (меньшее число и выраженность побочных явлений) и большую комфортность лечения (возможность проведения терапии в амбулаторных условиях).

    СИОЗС отличаются также низкой токсичностью (риск смертельного исхода при отравлении или передозировке практически равен нулю), а также возможностью использования препаратов этой группы у пациентов с противопоказаниям к применению ТЦА (нарушение сердечного ритма, затруднение мочеиспускания в связи с гипертрофией предстательной железы, закрытоугольная глаукома) (Машковский М.Д., 1997).

    Следует отметить, что в литературе отмечены случаи центральных и переферических побочных эффектов в процессе лечения СИОЗС (Baldessarini R., 1989).

    Эти препараты являются более дорогостоящими антидепрессантами, по сравнению с другими препаратами, использующимися для лечения депрессии.

    Большинство из селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) являются пролонгами и используются в фиксированных дозах. Фармакокинетика различных представителей группы СИОЗС имеет свои особенности в зависимости от возраста пациентов и соматической отягощенности. Так период полураспада флувоксамина несколько увеличивается у пожилых пациентов и больных с патологией печени (Raghoebar M., Roseboom H., 1988). На продолжительность периода полураспада сертралина также оказывает влияние возраст (Warrington S.1988), а на эффекте флуоксетина достаточно существенно отражаются функциональные возможности печени (Bergstrom M., Lemberg L, с соавт., 1988).

    Клинические испытания СИОЗС продемонстрировали, что они, как и ТЦА, являются эффективным средством при большинстве депрессивных состояний, включающих в себя тревогу, нарушения сна, психомоторную ажитацию и заторможенность. ( Levine S. с соавт., 1987, Dunlop S. с соавт., 1990, Claghorn J., 1992, Kiev A., 1992).

    Таблица Сравнительная оценка дополнительного терапевтического эффекта СИОЗС

    Препарат

    Терапевтический эффект

    Флуоксетин (прозак, флуксал)

    Сертралин (стимулотон, золофт)

    Анксиолитический, антифобический, вегетативно-стабилизирующий

    Ципрамил (ципралекс, циталопрам)

    Пароксетин (паксил, рексетин)

    Показаниями к применению СИОЗС являются выраженные и средне тяжелые депрессии (типа простой) с нерезко выраженной тревогой и беспокойством (Pujynski S., с соавт., 1994;. Pujynski S, 1996). Кроме того СИОЗС могут использоваться для терапии личностных расстройств, включающих в себя реакции гнева и проявления импульсивности.

    В медицинской литературе подчеркивается чувствительность витальных нарушений к действию этих антидепрессантов (Laakmann G. с соавт. 1988).

    В ряде исследований описано, что пациенты, у которых в структуре синдрома преобладала тоска, демонстрировали хороший терапевтический ответ при применении СИОЗС (Reimherr F. et al., 1990, Tignol G. et al., 1992; Мосолов С.Н., Калинин В.В., 1994).

    Учитывая, хорошую переносимость данных лекарственных средств их рекомендуют применять в пожилом возрасте.

    В то же время большинство исследователей отмечают достаточно высокую анксиолитическую активность СИОЗС (Amin M. с соавт., 1989; Kiev А., 1992, , Бовин Р.Я., с соавт. 1995, Иванов М.В с соавт. 1995). На начальных этапах появления СИОЗС в отечественной литературе встречались указания на низкую эффективность, а иногда даже усиление тревоги при применении СИОЗС у больных с тревожной депрессией (Калинин В.В., Костюкова Е.Г., 1994, Лопухов И.Г. с соавт., 1994, Мосолов С.Н., с соавт., 1994).

    В течение последних лет были проведены исследования, в которых представлены сравнительные оценки СИОЗС с ТЦА. Большинство авторов отмечает, что активность новых соединений сравнима с традиционными препаратами (Guelri J.. с соавт., 1983; Shaw D., с соавт., 1986; Hale A. С соавт., 1991, Fontaine R. С соавт., 1991). При сравнении СИОЗС с ТЦА, традиционно применяющемся при лечении тревожно-депрессивных состояний, как правило, указывается, что различия в эффективности исследуемых препаратов по способности купировать чувство тревоги не являются статистически значимыми (Feighner J., 1985, Laws D. С соавт., 1990, Авруцкий Г.Я., Мосолов С.Н., 1991, Doogan D., Gailard V., 1992).

    По мнению многих авторов СИОЗС в ряде случаев эффективны тогда, когда применение ТЦА оказалось нерезультативным (Weilburg J.B. с соавт., 1989, Beasley C.M. с соавт.. 1990; Иванов М.В. с совт., 1991; Бовин Р.Я. с соавт., 1992; Серебрякова Т.В., 1994; Бовин Р.Я., с соавт. 1995). По данным Beasley C., Sayler M. (1990), пациенты, резистентные к ТЦА, в 50-60% случаев оказываются чувствительными к новым препаратам.

    Необходимо подчеркнуть большую по сравнению с ТЦА безопасность СИОЗС (меньшее число и выраженность побочных явлений), большую комфортность лечения (возможность проведения терапии в амбулаторных условиях) (Boyer W. Feighner J., 1996).

    При приеме ТЦА 30% пациентов вынуждены отказаться от лечения из-за выраженности побочных действий, тогда как в случае назначения новых препаратов только у 15% больных приходится прерывать прием лекарств (Cooper G., 1988).

    S. Montgomery, S. Kasper (1995) показали, что частота прекращения приема препаратов из-за побочных эффектов была у 14 % пациентов, лечившихся СИОЗС и у 19 % — ТЦА. Преимущество антидепрессантов второго поколения особенно важно в ходе длительной терапии (Medavar Т. с соавт., 1987).

    Р.Я. Бовин (1989) указывает на возрастающую опасность возникновения суицида на ранних этапах терапии ТЦА. В то время как, в большинстве исследований, посвященым СИОЗС, авторы обращают внимание на высокую направленность этих препаратов против суицида (Fava M. с соавт., 1991; Cohn D. с соавт., 1990; Sacchetti E. с соавт., 1991).

    Помимо терапии депрессии, все чаще предпринимаются попытки длительного применения антидепрессантов (флуоксетин, сертралин) для профилактики ее рецидивов.

    Cohn G.N. с соавт., (1990), учитывая хорошую переносимость СА, рекомендуют их использование в геронтопсихиатрии.

    Не существует единого мнения относительно скорости наступления эффекта при применении СИОЗС. По мнению иностранных авторов, клинический эффект СИОЗС обнаруживается позднее, чем ТЦА (Roose S, с соавт. 1994). В то же время отечественные ученые указывают, что у CИОЗС регистрируется тенденция к более быстрому наступлению терапевтического эффекта, по сравнению с другими антидепрессантами (Авруцкий Г.Я, Мосолов С.Н, 1991).

    В группе СИОЗС различные препараты отличаются по силе действия на рецепторы и уровню селективности. Причем селективность и сила действия не совпадают. Было установлено, что пароксетин является более мощным ингибитором серотонинового возврата, в то время как циталопрам — более селективным. Различия в селективности и мощности действия на рецепторы определяют не только особенности терапевтического эффекта того или иного препарата, но и наличие побочных эффектов (Thopas D., с соавт., 1987; Hyttel G., 1993).

    При прочих равных условиях рецидивы депрессии чаще отмечаются после терапии флуоксетином, чем пароксетином и после лечения циталопрамом, чем сертралином; при почти равном количестве рецидивов на фоне лечения сертралином и пароксетином.

    Поскольку флувоксамин и пароксетин обладают выраженным седативным и противотревожным эффектом, то они по спектру своей активности приближаются к таким препаратам, как амитриптилин или доксепин. Большинство других препаратов, особенно флуоксетин, больше напоминают профиль имипрамина, так как обладают растормаживающим эффектом и могут усилить проявления тревоги и беспокойства (Caley Ch.,1993; Pujynski S., с соавт., 1994; Montgomery S., Johnson F., 1995). В отечественной литературе также имеются указания на низкую эффективность, а иногда даже усиление тревоги при применении СИОЗС у больных с тревожной депрессией (Калинин В.В., Костюкова Е.Г., 1994, Лопухов И.Г. с соавт., 1994, Мосолов С.Н., с соавт., 1994).

    Вследствие растормаживающего эффекта подобные препараты не следует применять при тревоге, беспокойстве, двигательной расторможенности, бессоннице, суицидальных мыслях и тенденциях. По мнению, S. Pujynski (1996) относительным противопоказанием к применению СИОЗС являются психотические формы депрессии. Однако, Feighner J., Bouer W (1988), напротив, отмечают позитивный эффект данных препаратов даже при психотическом варианте депрессии.

    Наиболее частыми побочными эффектами при приеме ингибиторов серотонина считаются гастроинтестинальные расстройства: тошнота и рвота, запоры и жидкий стул. У ряда больных отмечается снижение веса.

    Таблица Сравнительная характеристика СИОЗС по выраженности побочных эффектов

    Источник:
    Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина
    Терапия депрессии новыми антидепрессантами СИОЗС. В книге В.Л.Минутко
    http://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/kniga-depressiya/selektivnye-ingibitory-obratnogo-zahvata-serotonina

    CATEGORIES